О медиагруппе |Продукты и услуги
Прямая трансляцияУспехи археологии – 2018
Онлайн-конференция
Вне агентства

Музей-заповедник "Прохоровское поле": сохранить память героев Курской битвы

Онлайн-конференция на тему: "Музей-заповедник "Прохоровское поле": сохранить память героев Курской битвы". Какие мероприятия, посвященные 75-летию разгрома советскими войсками гитлеровской армии в Курской битве, прошли в музее-заповеднике? Как развивается музей и пополняется экспозиция? Насколько активно посещает музей молодежь? Как научно-исследовательская деятельность сотрудников музея-заповедника помогает противодействовать различным теориям, ставящим под сомнение главенствующую роль СССР в победе над фашизмом? Насколько активно музей поддерживает связи с ветеранами Великой Отечественной войны? На эти и другие вопросы ответила директор Государственного военно-исторического музея-заповедника "Прохоровское поле" Наталья ОВЧАРОВА.
Ответы на вопросы
Александр:
Расскажите, пожалуйста, о праздничных мероприятиях, посещённых 75-летию разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Курской битве, которые проходили в Государственном военно-историческом музее-заповеднике "Прохоровское Поле"? Посещали ли эти мероприятия зарубежные гости? Насколько активно участвовала молодежь?
Наталья Овчарова:
Начнем с того, что была государственная программа по празднованию 75-летия Курской битвы, которая состояла из 55 пунктов, из них 7 пунктов были закреплены за музеем-заповедником. Одним из самых значимых, ярких мероприятий, которые проводил наш музей, была военно-историческая реконструкция, праздничный концерт на Прохоровском поле, где был парад оркестров. В нем участвовали порядка семисот музыкантов. Затем парад бронетехники на нашем танкодроме, выставка движущейся бронетехники – это все проходило 12 июля. Также в преддверии праздника мы проводили научно-практическую конференцию, посвященную 75-летию Прохоровского сражения. Кроме того, музей ведет большую выставочную работу. Это выставки, которые демонстрируются на территории музея-заповедника, и в том числе выездные. И как раз в это время действовали две выставки. Одну мы свою отвезли в Норильск, она была посвящена Прохоровскому сражению, а вторую оформляли здесь, в Прохоровке, совместно с Белгородским краеведческим музеем. Она была посвящена народным мстителям. В такие дни очень много людей собираются на поле, где проходило сражение, в том месте, где установлен памятник Победы, звонница – это основное место гуляний. В праздничные дни там собираются до 30 тысяч человек. Что касается зарубежных гостей, то официальных делегаций из дальнего зарубежья и Европы у нас не было. Были, например, частные лица. По телевидению показывали интервью с Иоахимом Радованом, это немец, который приехал из города Саарбрюккен. Его отец был танкист. Он, правда, воевал на северном фасе Курской дуги, но отец наказывал сыну, чтобы он съездил на эту землю. И вот он приезжал к нам сюда. Что касается делегаций из ближнего зарубежья – конечно, были гости из Украины, были и ветераны. Их, конечно, уже совсем немного, но делегация украинская была. Белорусы к нам приезжают традиционно, они наши добрые соседи. Говоря о молодежи, нужно отметить, что молодежи это действительно очень интересно. И большая часть наших посетителей – это наши граждане до 30 лет.
Андрей Белов:
Насколько активно пополняется экспозиция музея-заповедника, в том числе экспозиция Музея бронетанковой техники? Какие наиболее ценные экспонаты, поступившие за последнее время, Вы могли бы выделить?
Наталья Овчарова:
Наш музей бронетехники состоит из двух разделов. Есть стационарная экспозиция, и она сейчас не пополняется. Есть экспозиция уличная, которая включает в себя танкодром – у нас 12 единиц движущейся бронетехники, которую мы используем и для проката наших посетителей, и для участия в параде бронетехники, который проводим на нашем танкодроме. Уже год мы занимаемся новым проектом. У нас планируется создание музея с условным названием "Битва за оружие Великой Победы". И мы сейчас активно занимаемся приобретением и знаний, и экспонатов для нового музея. За последний год было приобретено около тысячи предметов, и это действительно уникальные предметы, которые существуют в единственном экземпляре. Наверное, понятно по названию проекта, что музей будет рассказывать о тружениках тыла. О заводах, которые выпускали военную продукцию во время войны в тяжелейших бытовых условиях. Чтобы окунуться в эту тему и понять, как это все показывать, сотрудники музея побывали на 32 заводах. Это Средний, Южный, Северный Урал, Новосибирск, Алтай, Казань, все Поволжье мы проехали. В результате этих поездок появлялись уникальные предметы. У нас теперь есть лыжи, представляющие очень большую редкость. У нас есть фибровая каска шахтера, есть вещи Зальцмана, который руководил и Танкоградом, и был одно время руководителем танковой промышленности.
Андрей Белов:
Наталья Ивановна, вы упомянули о движущихся экспонатах. Правильно я понимаю, что это оригинальные машины времен Великой Отечественной войны? И вы действительно катаете на них посетителей музея, они могут окунуться в атмосферу тех дней?
Наталья Овчарова:
Из чисто военных предметов у нас только БА-64, которые действительно были на вооружении 5-й гвардейской танковой армии в 1943 году. Все остальное – это российская армия. У нас две модификации БТР-40. Есть железнодорожный, он идет с приставкой ЖД. При необходимости у него опускались специальные катки, и можно было его транспортировать по железной дороге. Затем у нас есть БРДМ, БТР-70, БМП и БМД. Это машины уже более современные, российская армия. Но они дают полное представление о бронетехнике. И мы катаем наших посетителей на этих видах техники. У нас в музее есть эта услуга, и она довольно востребована. Это всем интересно.
Елена:
Расскажите, пожалуйста, об интерактивной части экспозиции музея – насколько активно развивается данное направление?
Наталья Овчарова:
Вообще, конечно, главное в музее – экспонат. Это мое мнение, и его разделяют многие музейщики. Но показывать просто экспонаты в том виде, как это делалось много лет назад, – это уже не соответствует нашему времени. Чтобы заинтересовать посетителя, нужно предмет включать в обстановочную сцену с использованием интерактива. Например, у нас в бронетанковом музее есть кабинет конструкторов. И там стоит оригинальная мебель, диван, который мы привезли с Уралмаша и который принадлежал главному конструктору, Федору Федоровичу Петрову. И одежда, и кульман у нас оттуда тоже. Но при этом у нас добавлен еще прозрачный экран. Это то, что называется «разговор теней». Беседуют два конструктора, специально подбирали артистов, чтобы они были похожи. Делали для них специальный сценарий, как они разговаривают, обсуждают, ходят по кабинету. Создается впечатление, что кабинет не мертвый, что там живут и работают эти два конструктора. Это и есть интерактив. Еще очень интересный интерактив в бронетанковом музее – "Рисующая рука". Он состоит из разноплановых элементов. Сначала большой экран в виде листа бумаги, на котором появляется рука, и она начинает чертить танк. И так постепенно чертеж проявляется полностью. Здесь же дается информация и звуковая, и текстовая. Дальше он плавно перетекает в танк в натуральную величину, который подвешен к потолку, но в разрезе. Как будто сняли с него броню и открыли внутренность. И каждая запчасть подвешена на тонких незаметных тросах. Благодаря такой подаче материала мы можем увидеть внутреннюю составляющую танка – ведь мы видим только внешнюю оболочку, и не все знают, что находится внутри. А здесь мы будто кожу сняли и увидели, как выглядит мотор, как укладывается боекомплект, что такое погон башни. Кроме этого, разработан специальный контент, который высвечивает отдельные узлы, например, двигатель, и идет полная информация об этом двигателе, показывается его 3D-модель. В общем, мы используем интерактив, потому что без этого уже не заинтересовать людей. У нас также есть специальные классы с симуляторами. Но это не игровые автоматы, а обучающие модули. Есть класс по отработке боевой слаженности экипажа танка Т-90, по вождению БТР-80. Есть стрелковый тир, есть программа по Курской битве, танковый симулятор. Вообще наш музей взял курс на интерактивные программы, их у нас разработано 14. Посетители становятся участниками определенного действа. Например, большим спросом пользуется программа "Боец собирается в поход". Набирается группа, в военкомате их записывают, они получают повестки, потом их одевают в военную одежду, они маршируют, учатся наматывать портянки, оказывать медицинскую помощь. Самое интересное, конечно, в конце, когда уже привал, и им всем выдают солдатскую кашу. У нас в этом интерактиве участвуют в основном дети, школьники. Совсем недавно проводили зарницу на улице для взрослых. Вот так мы развиваемся в этом направлении.
Анна:
Насколько активно посещает музей-заповедник молодежь? Какие экскурсионные программы предлагаются школьникам?
Наталья Овчарова:
Во-первых, у нас есть тур выходного дня. Вся информация об этом есть у нас на сайте. Надо сказать, что наш музей относится к организациям, где можно получить весь комплекс услуг. Проживание – у нас есть свой гостиничный комплекс. У нас есть свое питание: ресторан, кафе. И экскурсионная программа у нас может быть обеспечена. Кроме того, у нас хорошо оборудованный конференц-зал, есть зал переговоров, на базе музея есть библиотека, которая носит имя Николая Ивановича Рыжкова. Она формируется по принципу добровольных пожертвований. Сейчас ее фонд уже составляет 80 тысяч экземпляров. Так что у нас много мест, которые можно посетить. В этом году мы благодаря нашему министру культуры Владимиру Мединскому запустили проект "Три поля России". Он проходит под флагом "Дороги Победы". Приезжают к нам по линии Российского военно-исторического общества, едут как раз по маршруту "Три поля России", в числе которых Прохоровское. И сейчас у нас в гостинице группа разместилась. Сегодня они осматривают достопримечательности, у нас разработана под время их пребывания специальная экскурсионная программа. Мы реагируем на все пожелания посетителей. Просто нужно либо позвонить нам, либо обозначить, и мы можем подобрать для гостей программу на их усмотрение.
Антон:
Как ведется поисковая работа на "Прохоровском поле"?
Наталья Овчарова:
В штате музея-заповедника долгое время была группа по археологии, и ежегодно Прохоровское поле исследовалось. Этим занимается и группа "Поиск" из Старого Оскола. В этом году у нас не было перезахоронений, сделанных на нашей территории, то есть она уже полностью исследована. Но вообще на территории Прохоровского района останки наших солдат были найдены, и перезахоронение проходило в рамках празднования 12 июля в одной из братских могил нашего района. Естественно, находятся военные предметы, традиционно они передаются в наш музей. Из крупных находок в этом году был немецкий танк Т-4, вернее, то, что от него осталось. В районе переправ в одном из наших сел поисковики обнаружили большое скопление металла. И дошли, что называется, руки до этого – объединились усилия нашего музея и поисковиков, мы полностью этим занимались, взяли на себя и финансовую сторону вопроса. И откопали части танка Т-4, который был взорван. Похоже, он был взорван немцами изнутри, поскольку не очень крупные осколки. Уже проведена исследовательская работа, и на конференции, которая у нас скоро будет, она будет представлена. Сотрудники музея расскажут о том, откуда этот танк пришел, в какую часть он входил, кто на нем воевал. Ездили специально в архив, делали запросы, чтобы выяснить принадлежность этого танка и подробности его участия в боевых действиях.
Сергей:
Расскажите подробнее о научно-исследовательской деятельности, которую проводят сотрудники музея, не позволяя ставить под сомнение главенствующую роль Советского Союза в победе над фашизмом и противодействуя попыткам фальсифицирования истории. В последнее время появляется немало псевдонаучных заявлений, связанных и с Прохоровским сражением, относительно победителей в данной битве. Какую работу вы ведете по установлению истины?
Наталья Овчарова:
Устанавливать истину нам не нужно, она есть. Историческая правда одна. Можно оспаривать сколько угодно результаты Прохоровского сражения, но лучше ответить на один простой вопрос: за кем осталось в итоге поле битвы? Естественно, победа была за нами. Мы проводим научно-практические конференции, они у нас международные. Мы всегда приглашаем сюда видных историков. У нас всегда здесь и историки из Института военной истории, например, Максим Коломиец к нам часто приезжает, и Желтов Игорь Геннадьевич, который считается очень большим специалистом в области бронетехники. На основе этих конференций мы издаем сборники, их можно приобрести в нашем музее. Благодаря этим конференциям мы как раз вводим в оборот новые цифры, понятия и имена. Например, Герои Советского Союза, получившие звание за Курскую битву. Когда делали наш музей, это был 2010 год, на тот период была зафиксирована цифра 225. В 70-е годы это была цифра 180. Сейчас мы ввели в оборот цифру 242. Мы подкрепляем это документальными данными. Есть подвиги, которые у всех на устах, а при этом ведь было совершено и множество других подвигов, о которых мало кто знает. И мы опять-таки пропагандируем и другие подвиги, которые были совершены здесь. В этом и заключается наша работа. Что касается того, кто победил, – наверное, я ответила на этот вопрос. Большой вопрос по потерям в Прохоровском сражении. И очень часто обсуждают именно его. И я бы сказала, что он самый скандальный. Начинают его мусолить со всех сторон, вытаскивают данные о том, что в Германии в одном исследовании прозвучала цифра, что было подбито всего 5 немецких танков. Но это, конечно, абсурд. По нашим потерям тоже какие-то нереальные цифры произносятся. Музей располагает документами, полученными из Подольского архива, на основании которых мы все эти цифры точно знаем. И когда нам говорят, что вышла очередная трактовка Прохоровского сражения, то мы поясняем на основе своих документов, как это на самом деле было.
Смирнов Алексей:
Как музей работает с ветеранами, насколько активно поддерживает связь с участниками Прохоровского сражения?
Наталья Овчарова:
У меня на столе лежит книга. Это пухлая тетрадь, она была заведена в музее еще в 70-е годы. Тот большой музей, к которому все привыкли и каким представляют наш музей-заповедник, вырос из комнаты боевой славы; потом это был филиал Белгородского областного краеведческого музея. Но базу ветеранов мы ведем как раз оттуда, когда они приезжали в тогда еще небольшой музей, оставляли свои военные реликвии. В этой книге у меня 700 адресов. Мы переписывались с 700 ветеранами, которые здесь у нас бывали и которые нам писали. Сейчас, конечно, это книга мертвых. К сожалению, ветеранов почти нет. Но у нас есть замечательная Мария Михайловна Рохлина. Она председатель Совета ветеранов 95-й гвардейской стрелковой дивизии, и она такая молодец – каждый год собирает группу, часто это уже дети и внуки тех, кто воевал, активисты – и 12 июля она приезжает к нам в Прохоровку, в наш музей. Три дня у них идет их устоявшаяся программа. И нужно сказать, что Мария Михайловна у нас как олицетворение всех ветеранов. И без нее уже праздник не может проходить в том виде, в котором сейчас проходит, так трогательно. Мария Михайловна очень хорошо говорит, она выступает на траурном митинге, который у нас на звоннице проходит. Есть у нас еще ветераны Прохоровского сражения, которые к нам уже не ездят, но мы знаем, что они, слава богу, еще живы. Например, в Перми Георгий Семенович Шевцов. В самой Прохоровке уже нет участников именно Прохоровского сражения, но участники Курской битвы еще есть. Мы их тоже приглашаем на мероприятия, которые проходят в музее.