О медиагруппе |Продукты и услуги
Онлайн конференция

Станет ли Высшая школа экономики российским Гарвардом?

12 августа 2008 года Председатель Правительства Российской Федерации В.Путин подписал Распоряжение Правительства РФ № 1177-р о том, чтобы отнести государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Государственный университет – Высшая школа экономики» к ведению Правительства Российской Федерации. В чем еще смысл перевода Высшей школы экономики (ГУ-ВШЭ) в ведение Правительства РФ? Каким образом это отразится на студентах и преподавателях? Какова программа развития вуза на период до 2020 года и что предусматривается в ней для обеспечения конкурентоспособности ГУ-ВШЭ по отношению к ведущим зарубежным образовательным и исследовательским центрам социально-экономического профиля. На этот и другие вопросы ответят руководители Высшей школы экономики: ректор Ярослав КУЗЬМИНОВ, первый проректор Вадим РАДАЕВ и проректор Григорий КАНТОРОВИЧ.
Ответы на вопросы
Студент ВШЭ (Экономика):

Добрый день, Ярослав Иванович! По госпрограмме, которая продолжит нацпроект "Образование", к 2012 году несколько россйиских ВУЗов должны войти в число 500 лучших университетов мира. Насколько мне известно, сегодня из наших учебных заведений в данном рейтинге представлены лишь МГУ и СПБГУ. Не стоит ли перед ГУ-ВШЭ задача "попадания" в данный рейтинг и какие еще, на Ваш взгляд, российские университеты способны оказаться в числе лучших 500 со всего мира? Спасибо.

Ярослав Кузьминов:

Вы имеете в виду, очевидно, так называемый шанхайский рейтинг, который делает Шанхайский университет. В этом рейтинге, к сожалению, остался только Московский государственный университет, 193-е место он занимает, Санкт-петербургский из него вышел к большому сожалению. Знаете, мы ставим перед собой задачу попадания в Шанхайский рейтинг. Мы не считаем, что эта задача может быть выполнена к 12-ому году, но к 15-му и с очень большой вероятностью к 20-ому году ВШЭ надеется войти в шанхайский рейтинг и занять в нем место, во всяком случае, не ниже, чем МГУ. Шанхайский рейтинг основан на публичных достижениях профессоров университетов, на количестве профессоров, которые имеют нобелевские премии, премии Фелпса, эквивалент Нобелевки для математиков, и другие подобного рода очевидные академические достижения. Там есть индекс цитируемости ученых университетов в рейтинговых международных журналах. По всем этим параметрам российские вузы, к сожалению, очень серьезно отстают, отстают по двум причинам.
Первая причина - это существовавший долгие годы разрыв между советской академической университетской наукой и наукой мировой. У нас были очень хорошие работы, которых не становились достоянием общественности в силу изолированности СССР, советской науки, в силу того, что многие наши исследователи даже и не думали о том, чтобы отправить статью в международный журнал. Все это очень тяжело и долго преодолевается, и это можно преодолеть только сменой поколений. Она сейчас в нашей науке происходит. И я надеюсь, что через 15 лет мы будем иметь другую картину, все наши активные исследователи будут участниками того же глобального академического сообщества, что и преподаватели американских и канадских университетов.
Вторая причина – это падение уровня исследовательской работы в российских вузах. Все наиболее активные исследователи покинули большинство российских вузов в период 90-х- начала 2000 годов. Грубо говоря, они переехали туда, где их финансируют, и где за исследования платят деньги. Сейчас только 16% преподавателей высшей школы России ведут какие-либо исследования. Это в 2-3 раза меньше, чем в любой другой стране. И вот эта ситуация и заставила российское академическое сообщество, заставила руководство страны выдвинуть программу создания федеральных и национальных исследовательских университетов. Эта программа предполагает, что государство окажет особую помощь тем примерно 30 или 40 университетам, у которых до сегодняшнего момента сохранился научный потенциал, где работают живые научные школы. Мы надеемся, что такого рода политика поможет подняться российской высшей школе и восстановит наши позиции, в том числе, и на мировой арене.

Ачкасов Юрий:

Станет ли Высшая Школа Экономики Федеральным университетом?

Ярослав Кузьминов:

Мы скорее будем национальным исследовательским университетом. Федеральные университеты создаются с целью обеспечить культурный и научно-образовательный подъем определенной территории, в данном случае Сибири или юга. Как вам известно, создано два Федеральных университета, в Красноярске и в Ростове-на-Дону. Они создаются путем соединения нескольких крупных региональных университетов, и перед ними не стоит непосредственная задача конкурировать на международном исследовательском рынке. В ближайшие 10 лет такого рода вузы не смогут стать участниками мировых рейтингов, сколько бы мы денег в них не вкладывали. Это возможно в перспективе где-то через 20-25 лет. В отличие от этого, Национальные исследовательские университеты, примерами которых могут являться проекты, которые уже одобрены Президентом (это проект Национального технологического университета на базе МИСИС; Национального ядерного университета на базе МИФИ) - эти университеты могут, при условии инвестиций в возрождение их исследовательского потенциала, стать конкурентами ведущим вузам Запада уже в течение 10 лет. Но в определенном предметном секторе. Таким же вузом является и Вышка. Действительно, в распоряжении Правительства ВШЭ названа Федеральным автономным учреждением, но мы считаем, что все-таки наше место в группе исследовательских университетов, если критерии не будут изменены.

Алексей:

По каким параметрам мы будем сравниваться с Гарвардом?

Ярослав Кузьминов:

Вы знаете, перед ВШЭ как ведущим университетом по социально-экономическим наукам, стоит, наверное, самая тяжелая задача. Если наши коллеги физики и технологи имеют серьезную традицию, идущую от Советского Союза, то экономические, управленческие науки, социология и политология создавались в новой России, по существу, заново. Поэтому первая задача для нас – заполнить те ниши, где в России просто отсутствуют исследовательские группы, отсутствуют серьезные исследовательские программы по сравнению с западом. Я могу привести пример таких ниш. Это экономический анализ права, это эконометрика и социометрика, это теория контрактов, это общая теория организации, это аналитическая философия, поведенческая экономика, когнитивные исследования и другие. Вот здесь мы собираемся вложить серьезные средства в приглашении сильных исследователей из зарубежных университетов на постоянную работу в Россию и быстрое создание ими школ из молодых российских аспирантов и преподавателей.
Второе направление – обеспечение выхода наших исследователей в мировое академическое пространство. Сейчас ВШЭ издает, наверное, несколько тысяч статей и монографий в год, но всего лишь несколько десятков наших работ публикуется в международных журналах, которые как раз учитывают в мировых рейтингах. Мы должны обеспечить такое качество наших работ, чтобы они принимались в ведущие международные журналы. Во многом это проблема презентации, а не теоретической модели. Иногда даже проблема адекватного владения иностранным языком.
Третье направление, где мы собираемся инвестировать в свое развитие, это опережающее развитие тех направлений, где ученые ВШЭ являются лидерами не только в России, но даже в мире. ВШЭ имеет уникальные возможности участия в проектировании социально-экономических реформ, организации масштабных мониторингов поведений экономических субъектов, организации массовых эмпирических исследований, которые лежат в основе любой серьезной теории и любой серьезной политики. Я думаю, что в этом мы имеем даже определенное преимущество перед западными коллегами. Все-таки на западе академическая наука и реальная политика, будь это воздействие на государственные решения или принятие решений в корпорации, гораздо дальше друг от друга, чем в России. Поэтому мы предлагаем в нашей программе развития определять себя не просто как исследовательский университет, мы определяем себя как проектно-исследовательский университете. Мы не только занимаемся чистой наукой. Мы занимаемся воплощение результатов наших исследований в практической политике. Я могу назвать такие направления нашей работы, как теория экономических институтов и практика институциональных реформ, социально-экономический форсайт, как комплексная теория образования, как экономика и социология административной реформы, наконец, в России очень быстро развивается такое направление как экономическая социология.
Вот, если хотите, направления наших инвестиций себя. И сравниваться с ведущими вузами мира мы должны, в первую очередь, по содержательным параметрам. Они должны сами признать, что мы интересны для них как собеседники, что мы интересны для них как исследователи, чьи работы они читают, а признание в формальных институтах придет только после этого.
Тем не менее, я попробую ответить конкретно на вопрос Алексея. В первую очередь мы рассчитываем, что обучение во ВШЭ даст нашим выпускникам такую же «зарплатную премию» как и выпускникам Гарварда. Я думаю, что именно «зарплатная премия», то есть разница между средней заработной платой выпускника вуза и средней заработной платной выпускника общеобразовательной школы является наиболее корректным показателем необходимости высшего образования тем людям, которые его получают. Я думаю, что соревноваться по этому параметру нам удастся легче, чем по параметрам академического признания. Уже сейчас ВШЭ является лидером среди всех российских университетов по средней зарплате своих выпускников. И, надеюсь, что мы этот отрыв будем наращивать.

Лена:

Много ли среди ваших выпускников Потаниных и Абрамовичей?

Вадим Радаев:

Мы молодой вуз. Выпускники Вышки еще слишком молоды по сравнению с нашими уже классическими университетами, и поэтому среди них пока нет потаниных и абрамовичей. Но наверняка есть будущие потанины и абрамовичи, просто мы пока еще не знаем их фамилий.

Кристина Половцева:

На какой факультет самый большой конкурс, а на какой самый маленький? В каком году в Ваш вуз был самый большой "высшеэкономический бум"?

Григорий Канторович:

Во-первых, нужно сказать, что наше традиционное понимание конкурса: количество абитуриентов, отнесенное к числу мест, - перестает работать, поскольку ЕГЭ дает возможность абитуриенту «числиться» сразу в 20-30 вузах претендентом. Тем не менее, трудность поступления на факультет, пусть и не прямо, связана с этим показателем. В нашем вузе последние 2-3 года самые престижные факультеты – мировая экономика, факультет экономки, отделение международный отношений – там самый высокий конкурс и так действительно трудно поступить.
Относительно проще поступить на факультеты, которые не всегда ассоциируются с именем ВШЭ – факультеты философии, психологии, отделение прикладной математики.

Юрий:

Не будет ли при такой массе студентов перепроизводства специалистов в экономической нише?

Григорий Канторович:

Вы знаете, в целом в экономической нише, может, и будет перепроизводство, имеется в виду по стране в целом. Но наши выпускники, как правило, востребованы только в одном сегменте ниши, там, где востребованы высококвалифицированные специалисты. И мы, руководство вуза, всеми силами уговариваем ребят, по крайней мере, до старших курсов. Но спрос на специалистов настолько высок, что они не могут удержаться.

Ярослав Кузьминов:

К большому сожалению, тот спрос на любое высшее образование, которое мы переживали в 90-х и переживаем сейчас, относится к экономическому образованию. У нас сейчас выпускается 300 тысяч человек в год с дипломами специалистов по экономике. Из них обладают компетенциями экономистов в лучшем случае 40 тысяч. А владеют компетенциями, достаточными для работы в международной организации – в лучшем случае 5 тысяч человек. У нас катастрофическое положение с качеством подготовки экономистов. Отсюда парадокс. Фирмы перекупают сколько-нибудь квалифицированных экономистов друг у друга, вздувая их зарплату до невиданных высот, и параллельно люди с дипломами, где написано экономист, составляют основной застойный контингент на биржах труда. Поэтому совет очень простой – смотрите на вуз, а не смотрите на то, что написано в дипломе.

Иван:

Скажите, пожалуйста, вот сейчас по все России уже прошел слух, что министр образования сокращает количество университетов. Вот поясните, пожалуйста, что это значит. А Высшая школа экономики останется как университет или как школа?

Ярослав Кузьминов:

Действительно, министр образования заявил, что нам необходимо навести порядок на образовательном рынке, и университетами должны остаться только те высшие учебные заведения, которые имеют большой исследовательский потенциал.
Университет во всем мире – это не только обучение, но в первую очередь наука. Не знаю, останется ли в результате реформ 50 или 100 университетов, но очевидно, что масса вузов, которые не ведут исследования, которые просто берут деньги за обучение, будут ограничены бакалаврским уровнем своих программ, а в ряде случаев вообще присоединены к более сильным учебным заведениям в виде их филиалов. Этот процесс уже начался. Не думаю, что в нем есть хотя бы что-то опасное для студентов. Речь ведь не идет о сокращении набора студентов, а только о повышении требований к качеству, и следующей из этого реструктуризации государственных вузов.
Что касается ВШЭ, у нее на сегодняшний день один из самых высоких показателей объема исследований в расчете на одного преподавателя. В прошлом году это было больше 20 тысяч долларов США в год. По этому показателю мы в 8 раз превышаем общероссийский уровень, уровень практически всех университетов Восточной Европы, и мы вплотную приблизились к университетам таких стран, как Германия и Италия, где соответствующий показатель составляет менее 30 тысяч долларов на одного преподавателя.
Так что я с уверенностью могу сказать, что ВШЭ останется университетом, и хорошей школой тоже.

Максим Озеров:

Добрый день! Означает ли перевод ВШЭ в ведение Правительства РФ, что произойдет и изменение в названии: на ГУ-ВШЭ при Правительстве РФ или нет? Я хочу сказать, есть ли какая-то разница между АНХ, ФА и другими "при Правительстве РФ" от Высшей школы экономики?

Ярослав Кузьминов:

В распоряжении Правительства нет отдельного пункта, касающегося нового наименования. Я думаю, что определенные отличия в статусе от АНХ и Российской академии государственной службы, у Вышки, безусловно, будут. Во-первых, ВШЭ это единственный университет при Правительстве. Это значит, что объем фундаментальных исследований, который мы осуществляем, значительно выше, чем у наших коллег. Это значит также, что ВШЭ будет специализироваться на подготовке магистров и аспирантов, а также повышению квалификации преподавателей общественных наук из числа наиболее способных выпускников всех вузов РФ и ближнего зарубежья. То есть мы превращаемся в первый в Росси магистерский университет, подобный Гарварду, MIT и Стэнфорду в США по соотношению бакалавр-магистр. В-третьих, ВШЭ с 1 января 2009 года станет первым федеральным автономным университетом в России. Это даст нам значительные дополнительные права по сравнению с бюджетными учреждениями.

Артем,:

Ярослав Иванович, добрый день! Я – студент Вышки, и говорю это с гордостью! Но вот скажите, пожалуйста, а на мне лично, как и на других студентах, – каким образом отразится изменение статуса университета. Вот ведь действительно интересно!

Ярослав Кузьминов:

Во-первых, у вас появится значительно больше возможностей для исследовательской работы. Особенностью национальных исследовательских университетов является то, что они получают большое финансирование по отделу науки. И мы будем вовлекать в расширяющиеся научные исследования максимально большое число заинтересованных студентов. Во-вторых, вам придется конкурировать с самыми талантливыми выпускниками российских региональных вузов за место в магистратуре ВШЭ. Я надеюсь, что это не станет препятствием для действующего состава студентов и бакалавров Вышки, поскольку правительство решило с 2010 года в два раза увеличить число бюджетных мест в магистратуре нашего университета. Но вы можете встретить, если вы пойдете к нам магистратуру, массу интересных и талантливых коллег из других вузов. Третье – если вы достаточно сил вкладываете в изучение иностранных языков, у вас существенно возрастет возможность попасть на стажировку в зарубежный вуз, или слушать лекции выдающихся зарубежных ученых в Москве.

Константин:

Здравствуйте! Вот я ректора хочу спросить – Ярослав Иванович, уважаемый, а иногородним предоставляется общежитие? И предоставляется ли оно в случае, если, скажем так, не дотянул до бюджетного места?

Ярослав Кузьминов:

Общежитие предоставляется всем, поступившим в Вышку – и бюджетникам, и коммерческим студентам. В ближайшие три года Правительство собирается передать ВШЭ целый ряд новых общежитий, в частности будет построено грандиозное общежитие, вторая очередь нашего Одинцовского студенческого городка с крытым спортивным комплексом.

Mark:

Когда у вас день открытых дверей? Какое знакомство с вузом вам кажется самым правильным? Что бы вы предложили включить в некий "тест-драйв" вуза?

Григорий Канторович:

Вы очень вовремя задали вопрос. 7 и 14 сентября у нас состоятся дни открытых дверей. Эта информация размещена на нашем сайте www.hse.ru. Мы вас приглашаем на наши площадки, а 21-го будет день открытых дверей нашего факультета довузовской подготовки. Нам кажется, что начинать знакомство с вузом со дня открытых дверей – хороший вариант. Но хочу обратить ваше внимание, что вуз очень открыт к средствам электронного доступа, поэтому наш сайт и связанные с ним сайты – это источник разнообразной и интересной информации. Факультет довузовской подготовки – это и есть лучший «тест-драйв». Вы познакомитесь с вузом изнутри, вы увидите тех же профессоров, атмосферу вуза, окружающих ребят, кто будет с вами ходить на занятия. Если вам понравится то, что вы увидите и услышите, добро пожаловать учиться в ВШЭ.

Вадим Радаев:

Я бы сказал, что для проведения «тест-драйва» нужно сделать четыре вещи – сходить на лекцию преподавателя, поговорить со студентами, которые уже учатся, осмотреть библиотеку, и четвертое – посмотреть, в каком состоянии содержатся туалеты. Больше ничего не нужно делать, этого достаточно.

Марина:

Можно ли скачать на вашем сайте или на других ресурсах избранные лекции преподавателей ВШЭ?

Вадим Радаев:

Во-первых, у нас очень большой наполненный и самый посещаемый в стране университетский корпоративный портал, на котором расположено очень много, поимо обычной информации, очень много полнотекстовых документов. Далее. У нас еще есть специализированный федеральный образовательный портал - экономика, социология, менеджмент, где находится десятки тысяч разных интересных материалов. Что же касается вашего вопроса, Марина, то прямо сейчас вы Вышке запускается совершенно новый проект, который называется HSETUBE, это будет специальный сайт, на котором как раз и будут располагаться те избранные лекции и целые курсы лекций наших лучших преподавателей. Проект был открыт уже в первой половине 2009 года.

Григорий Канторович:

Некоторое количество учебных курсов, напечатанное в журналах, издаваемых ВШЭ, тоже доступны в электронном виде. Например, на сайте экономического журнала ГУ ВШЭ расположены с десяток курсов по экономическим дисциплинам. Это то, что уже есть сегодня.

Самохвалова Наталья:

Планируется ли открытие новых факультетов, кафедр, обучения по новым специальностям в ближайшем будущем?

Вадим Радаев:

В ВШЭ каждый год открываются новые факультеты, новые направления подготовки. Так, например, в этом году у нас открылся новый факультет математики, который создала группа лучших математиков России, пришедших к нам из Московского Независимого Математического Университета. Кроме этого, у нас в этом году впервые произведен набор на новое отделение статистики, анализа данных и демографии на факультете экономики. Его образовали ведущие специалисты по статистике, которые пришли из Московского университета Экономики, Статистики и Информатики и присоединились к нашим коллегам-статистикам. В дальнейшем мы будем, во-первых, достраивать образовательный фундамент университета, мы планируем открыть факультет истории, факультет словесности, искусствоведения. Возможно, географии, возможно, иностранных языков. Кроме этого, мы будем развиваться по направлениям, где ВШЭ наиболее конкурентоспособна, и которые будут отвечать потребностям времени. Например, развивать разные направления менеджерской подготовки. Сейчас нет смысла давать какой-то законченный список, потому что мы будем, в том числе, реагировать на быстро меняющуюся ситуацию. И, наконец, – появится много новых магистерских программ. Многие из них будут междисциплинарные. Программы эти будут очень разными. Какие-то будут более академическими, какие-то будут прикладными. Но в любом случае каждый, кто закончит бакалавриат, или кто придет в университет из другого вуза, сможет найти себе магистерскую программу по душе.

Кирилл:

Как вы относитесь к предложению ввести ученую степень по бизнесу?

Ярослав Кузьминов:

К сожалению, стремление ряда коллег из бизнеса, и из государственного управления, добавлю, украсить себя ученой степенью по экономическим наукам или праву, уже в 90-е годы привело к страшной девальвации этих степеней в России. ВШЭ уже ввела программу «доктор делового администрирования», и мы обсуждаем с руководством ВАКа возможный формат ученых степеней по бизнесу и государственному управлению. Только это будет, наверное, не ученая, а почетная степень - все-таки ученый, это исследователь, а не менеджер.

Зара:

Когда в России появится свой нобелевский лауреат по экономике?

Ярослав Кузьминов:

Новые - думаю, что не скоро. Сообщество экономистов очень замкнутое сообщество, оно с трудом принимает чужаков. Достаточно, например, вспомнить, что человек, работы которого пожили начало современной экономической теории механизмов Леонид Гурвиц, получил свою Нобелевку в 90 лет за полгода до смерти, а его работы опубликованы 40 лет назад. Но это не значит, что признание не может прийти раньше. Надо просто понимать, что мы работаем из интереса к делу, а не из стремления получить официальные лавры. Тогда и лавры придут быстрее.

Лариса Зайкова:

Развивается ли с вашей точки зрения современная экономическая наука? Какие значительные достижения за последние несколько лет вы можете назвать?

Ярослав Кузьминов:

Очень интересный вопрос, который мне как историку экономической науки – вдвойне интересен. Экономическая наука на протяжении двухсот лет своего существования проходила через ряд кризисов и революций. Достаточно назвать маржиналистскую революцию, кейнсианскую и институциональную революцию, которая только что, наверное, закончилась. Экономическая наука уже с 70-х гг. вошла в сильный кризис, он был обусловлен нарастающим разрывом объектов ее исследований и экономической реальности, того, что волнует людней, принимающих решения в экономике. Практически в результате этого экономисты конца 80-х годов перестали общаться даже со своими ближайшими коллегами - менеджерами и социологами и замкнулись в своих кампусах, а в крупнейших корпорациях место экономистов все более и более сводилось к управлению только финансовыми средствами компании. Ключевые инвестиционные и маркетинговые решения, ключевые решения по организационной структуре компании принимались хозяевами без участия экономистов. Это, конечно, свидетельствовало об очень серьезном кризисе. И начиная с середины, или с начала, 90-х годов, мы наблюдаем очень быстрое развитие тех направлений, которые находятся на стыках экономики и психологии, это поведенческая экономика, экономики и права, экономики и теории управления, например, теории экономических механизмов. Возникло мощное направление так называемой нейроэкономики, то есть стыка экономики и теории сетей, которая в основном до этого развивалась кибернетиками и социологами. Все это на наших глазах приближает экономистов к объяснению реальных процессов, актуализирует экономическую науку и одновременно разрушает стены между разными направлениями социальных исследований. Нам очень приятно, что это совпадает с идеологией ВШЭ. Мы с самого начала считали, что наша задача – объединить разные группы исследователей, экономистов, социологов, управленцев, и именно на этом, кажется, мы основываем свои расчеты стать одним из лидеров социально-экономического образования в мире. Ведь ВШЭ – это университет, который осуществляет синтез наук не просто в теории, а еще и в практической деятельности, в нашем взаимодействии с Правительством, крупными корпорациям, крупными экономическими игроками.

Славик:

Чей портрет висит у вас в кабинете?

Ярослав Кузьминов:

Ничей не висит. У меня в кабинете висят две картины и два плаката. Плакат Дейнеки 1930-го года с надписью "Мы требуем всеобщего обязательного образования". И плакат, по-моему, года пятидесятого – "Заслужите похвалу".

Светлана Игоревна:

Чем вы пытаетесь заинтересовать школьников - потенциальных студентов Вышки? Проводите ли экономические олимпиады, с какого возраста школьники могут принимать в них участие?

Григорий Канторович:

Конечно, мы стремимся заинтересовать школьников качеством образования, которое мы даем в нашем университете. Ну, а более прагматично, – проходит всероссийская олимпиада по экономике, чьих победителей и призеров мы принимаем в наш университет без экзаменов. И уже много лет, более 10 лет, университет проводит свою многопрофильную олимпиаду для школьников, которая с этого года попала во вновь образованный перечень олимпиад школьников. Ее победители и призеры будут приниматься к нам в университет без вступительных испытаний. Но поступление в вуз – не единственное назначение олимпиады, основная задача ее – найти и реализовать себя талантливым ребятам. Поэтому школьники 7-8 классов, участвуют в олимпиадах, занимаются в клубе «Эрудит» ради удовольствия, ради самореализации. И только через несколько лет прагматическая цель поступления в университет стоит перед ними. Пожалуйста, мы ждем вас, подключайтесь к нашим дошколятам, как мы их называем.

Ваш студент:

А экзамены теперь будет сложнее сдавать?

Ярослав Кузьминов:

А вам что, сейчас недостаточно сложно? Вы сообщите ваш факультет, займемся, решим вопрос.

Татьяна:

Вадим Валерьевич, я случайно видела Ваш небольшой комментарий по Первому каналу по системе "Антиплагиат". А можете рассказать более подробно, в чем особенности этой системы. Очевидно, что списывать в лоб как-то нехорошо, но ведь ссылаться и цитировать можно?

Вадим Радаев:

Мы действительно несколько лет назад объявили борьбу с плагиатом, списыванием, подлогами, фабрикациями и прочими мелкими и крупными гадостями и хулиганствами, совершаемыми в письменных работах. Несмотря на то, что многие нам говорили о бесполезности этой борьбы, говорили, что студенты списывали, списывают и списывать будут, тем более, что интернет предоставляет для этого все возможности. Но в этом году мы сделали серьезный шаг в этой борьбе, подкрепив ее новыми техническими возможностями. Узнав о нашей позиции, к нам пришли разработчики системы «Антиплагиат», лучшей системы такого рода, и сделали специально для нас несколько дополнительных модулей в разработанной ими системе. И в конце прошлого учебного года, весной этого года, каждый студент выпускного курса, бакалавр, специалист или магистр, перед защитой своей выпускной квалификационной работы должен был направить файл с этой работой в систему «Антиплагиат». В результате чего система присваивала ему индивидуальный номер, подтверждающий, что работа туда отослана. После этого специальный квалифицированный человек прогнал все эти работы, почти 2,5 тысячи, через систему «Антиплагиат», и выявили группу так называемых подозрительных работ, по проценту совпадений. Эти подозрительные работы были направлены научным руководителям, которых попросили их проверить повнимательнее. К сожалению – и до этой системы каждый год - в ВШЭ некоторое количество студентов не получают дипломы в связи с обнаружением несамостоятельности, плагиата в своих работах. Наши нововведения этого года произвели некоторый шок, о чем нам студенты писали. Они боялись в том числе, что бездушная машина что-нибудь неправильно определит. В связи с этим мы заявляем, что на основе бездушных процентов никто никаких выводов, тем более оргвыводов, не делал и делать не будет. Такие выводы может делать только специалист, внимательно посмотрев содержание работы, то есть научный руководитель. Цитировать и ссылаться не только можно, но и нужно, это улучшает академическую работу, но все эти усилия предпринимаются для борьбы с откровенным обманом, и циничным скачиванием чужих работ из интернета. Вся эта система сигнализирует, что так делать не нужно, что риски серьезно возросли.

Дмитрий:

ГУ-ВШЭ в роли консультанта правительства будет действовать проактивно или реактивно, иными словами как консультант она будет только отвечать на запросы или нет?

Ярослав Кузьминов:

Мы будем действовать и так, и так. Собственно говоря, мы так и действовали все 15 лет нашего существования - мы самым активным образом взаимодействовали с Правительством России, в первую очередь, с несколькими министерствами – экономики, финансов, образования, связи и информатизации. С одной стороны, мы регулярно предлагаем какие-то собственные проекты, собственное видение ситуации, докладываем Правительству о тех тенденциях, которые видят те, кто занимаются мониторингами соответствующих сфер, предлагаем свои варианты реформы. С другой стороны, на нас все время спускалось большое количество поручений, это и дать отзыв на тот или иной проект программы или постановление Правительства, срочно собрать материалы к выступлению того или иного руководителя страны. Сейчас, с переходом в непосредственное ведение Правительства, объем такой деятельности, конечно, возрос. По нашей грубой оценке – примерно в три раза. Это потребует от нас серьезной достройки аналитического блока школы, приглашения на работу экспертов в тех областях, в которых мы чувствуем себя не достаточно сильными. Мы уже начали обсуждение направления нашей деятельности в сфере экспертно-аналитического обеспечения работы Правительства с рядом руководителей страны.

Вика :

При ГУ-ВШЭ так много институтов, школ, специализированных центров, как осуществляется управление этими структурами?

Ярослав Кузьминов:

ГУ-ВШЭ имеет четыре основных направления деятельности, каждый из которых возглавляет первый проректор. Лев Ильич Якобсон возглавляет экспертно-аналитическое обеспечение органов власти, руководит так называемыми политическими проектами школы, он также возглавляет фундаментальные исследования в ГУ-ВШЭ вместе с научным руководителем школы Евгением Григорьевичем Ясиным. Первый проректор Леонид Маркович Гохберг координирует работу более чем двадцати научно-исследовательских институтов, которые занимаются прикладными исследованиями в интересах как отдельных министерств и ведомств, так и крупнейших корпораций. Первый проректор Вадим Валерьевич Радаев руководит факультетами, то есть всем, что связано с первым высшим образованием. А первый проректор Александр Тихонович Шамрин координирует работу школы в области дополнительного образования, где у нас больше 25 действующих бизнес-школ и центров повышения квалификации. Более подробно вы можете посмотреть это все на сайте Вышки.

Окулов Дмитрий:

Что лично Вам как ректору, человеку, создавшему этот вуз, такая смена статуса дает: удовлетворение, толчок к развитию, полную ликвидацию личного времени:) или что-то еще?

Ярослав Кузьминов:

Смена статуса особенно не меняет условия моей жизни. Грядущее принятие программы развития вуза – это начало очень большого проекта, очень амбициозного. Мне будет интересно им заниматься.

Трофим Яковлев:

А ваши дети учатся в Вышке (может закончили)?

Ярослав Кузьминов:

Сын учится на факультетах социологии и философии на четвертом курсе. Стал очень ученым.

Ярослава:

В чем основное отличие ГУ-ВШЭ от других экономических вузов?

Вадим Радаев:

ВШЭ была образована в 92-м году, и университет этот сразу создавался как некая альтернатива тому экономическому образованию, которое существовало на тот момент, было унаследовано от советского времени. ВШЭ сразу строила свои программы в соответствии с международными образцами того, что из себя представляет экономическая наука. За первое 10-летие эту проблему удалось достаточно успешно решить, решить и не только ВШЭ, и теперь речь идет о том, уже не просто о каком-то соответствии высокому уровню, а об определенной профилизации университета. Мы полагаем¸ что наша сила заключена в соединении экономической теории в ее лучших образцах, исследовательской работы, в том числе эмпирической работы, и реализации прикладных проектов. Впрочем, об этом говорилось уже сегодня много.

Эля:

Признается ли диплом ГУ-ВШЭ в других странах без дополнительной переаттестации?

Григорий Канторович:

Этот вопрос подразумевает два разветвления – берут ли выпускников нашего бакалавриата на учебу в магистратуру западных университетов, и берут ли на работу в иностранные компании без дополнительной переаттестации. У нас не очень большое количество выпускников продолжают учебу в западных вузах или работают на Западе. Но мне неизвестен ни один случай, когда для поступления в магистратуру или для приема на работу пришлось пройти переаттестацию. На Западе вообще по-другому устроено признание дипломов. В большинстве случаев университет сам решает, признавать результаты или нет. Как правило, для наших выпускников достаточны хорошие оценки в нашем дипломе, сдача языкового экзамена TOEFL, других тестов. И конечно, хорошая репутация преподавателей и уже созданная репутация нашего университета. Нужно добавить, что выпускники наших программ двойных дипломов находят места для работы и учебы на Западе проще.

Аноним:

Я учусь в Вышке, сейчас на втором курсе, но представляться, извините, не буду. Ведь я хоть и не двоечник, но вот если совсем честно, то тоже не до конца понимаю, будем мы учиться еще два года или все-таки три? И является ли магистратура чем-то обязательным? Будут ли работодатели рады простым бакалаврам?

Вадим Радаев:

Осенью 2007 года вышел федеральный закон, в соответствии с которым российские ВУЗы с 2009 года переходят на систему 4+2 – 4-х летний бакалавариат и 2-х летняя магистратура. Останется некоторое количество исключений. По некоторым специальностям будет оставлена пятилетка. Но направлений, которыми занимается ВШЭ, это не коснется. ВШЭ более чем по половине направлений обучения перешла давно на систему 4+2. Магистратура по экономике существует с момента образования университета. Но еще есть некоторая зависимость от факультетов. Есть некоторые специальности, речь идет о праве и государственном и муниципальном управлении, где должны произойти еще некоторые внешние изменения, должны измениться формальные классификаторы, чтобы бакалавры и магистры могли занимать соответствующие должности. По этим специальностям некоторое время еще пятилетка может сохраняться, но у большей части направлений обучения таких проблем нет. Поступление в магистратуру обязательным для вас не является, вы можете получить диплом бакалавра, можете пойти в магистратуру на том же факультете, пойти на другой факультет, сменив направление обучения, поступить в магистратуру другого вуза. Это дело вашего личного выбора. Что касается работодателей, то они пока еще не слишком привыкли к бакалаврским дипломам, но они быстро привыкнут, и главным все равно будет наименование вуза, а не число лет, список курсов, которые прописаны в дипломе.

Николай:

Григорий Канторович, скажите, пожалуйста, а жителю Питера куда лучше пойти учиться – в питерский филиал или все же в Москву податься? В смысле примут ли меня в Москве или скажут, что раз в Санкт-Петербурге есть филиал, то там и учитесь?

Григорий Канторович:

Любой житель России может поступать как в Вышку в Москве, так и в любой из ее филиалов. Более того, по вступительным испытаниям в Москве можно быть зачисленным и в филиалы тоже. Так что, если вы хотите поступать в Москве, подавайте необходимые документы и участвуйте в конкурсе. Правда, замечу, что среди наших абитуриентов в Москве жителей Санкт-Петербурга совсем немного, видно питерские предпочитают переезжать в Москву уже после получения высшего образования.

Ирина:

В следующем году я заканчиваю философский факультет МГУ. А могу ли я поступить к вам в магистратуру? Причем я хочу поступить в магистратуру на факультете права, чтобы иметь о жизни не только теоретические представления. Что мне для этого нужно сделать? Есть ли у вас бюджетные места или вся магистратура является платной для всех, кроме тех, кто уже отучился в Высшей школе экономики на бакалавриате.

Вадим Радаев:

Да, вы можете, закончив философский факультет МГУ, поступать в магистратуру ВШЭ, и для нас нет никакой разницы, бакалавриат нашего вуза вы закончили или другой вуз. Да, вы можете сменит направление обучения, то есть необязательно идти на философию. И у нас в магистратуре преобладают на данный момент бюджетные места, и число этих бюджетных мест к 2010 году будет удвоено. Но важно, какую программу вы закончили в МГУ. Если вы заканчиваете пятилетку, то по закону 2007 года вы не сможете поступить в магистратуру на бюджетное место, а сможете пойти только на место с оплатой стоимости обучения. Это не наши ограничения, так диктует закон. Если вы заканчиваете бакалавриат - то милости просим.

Ярослав Кузьминов:

Я думаю, что здесь надо добавить одну вещь. Если вы внимательно прочитаете Распоряжение 1177-р, то увидите, что Правительством поручено создать бесплатное подготовительное отделение для поступающих в магистратуру, это будет первое отделение в России, и его цель как раз дать возможность поступить на магистерскую программу по праву, например, тем, кто окончил экономический или философский факультет. То есть поступить на программу, где уровень подготовительных знаний предполагает, что человек слушал другие курсы, отличные от тех, что человек слушал на бакалавриате. Вы можете год на этом подготовительном курсе отучиться, освоить основные дисциплины права, и после этого поступать на магистратуру по праву. Ведь магистратура не предполагает, что в ней повторяются бакалаврские курсы. Если вы хотите просто получить подготовку в области права, вам лучше пойти на программу второго высшего образования по праву, которая тоже существует в нашем университете.

Антонина Федоровна:

Добрый день, уважаемые! Я – мама, думаю, Вашего будущего студента. Беспокоюсь за будущее своего сына, причем не только за хорошее образование, но и за службу в армии. Знаю, что у вас есть военная кафедра. Будьте добры, поясните более подробно – насколько она освобождает от традиционной службы?

Григорий Канторович:

Антонина Федоровна, любой мальчик, закончивший бакалавриат Вышки и посещавший занятий на нашей военной кафедре (но только и то и другое вместе) получает воинское звание офицера запаса, и как заявило Министерство обороны России, будет призываться на воинскую службу только в исключительных ситуациях.

Ярослав Кузьминов:

Это связано с тем, что все понимают, что государство применительно к ведущим 3е ВУЗам где сохранились военные кафедры, тратит огромные ресурсы на обучение высококвалифицированных специалистов, и призывать их на службу рядовыми как минимум нерационально.

Олег:

Имеет ли право экономист не любить математику?

Ярослав Кузьминов:

Имеет. Но знать обязан.

Кирилл Потапов:

Марк Твен устами Геккельбери Финна говорил: "Хождение в школу не должно мешать моему образованию". Как Вы считаете, стоит ли совмещать учебу с работой, и что делать, когда работа забирает большую часть времени?

Ярослав Кузьминов:

Кирилл, во-первых, я считаю, что работа с учебой вполне сочетается, когда работа связана с овладением практическими навыками по то же специальности, по которой человек получает образование. Совершенно очевидно, что на 1-2-м, а у кому-то и на 3-м курсе работать не стоит – вы не достаточно квалифицированы для того, чтобы серьезно заинтересовать своего работодателя. На 3-4-м курсе и в магистратуре получить опыт практической работы - возможно и полезно. По нашей практике, две трети студентов Вышки такой опыт имеют. Поскольку они люди взрослые, каждый из них самостоятельно определяет, с какой нагрузкой он может позволить себе работать, чтобы не вылететь из вуза. Как вы знаете, в ГУ-ВШЭ последнее очень легко. Когда же работа забирает основную часть времени – лучше отчислиться и вернуться к обучению, когда вы почувствуете в этом большую потребность, чем сегодня.

Семен:

Скажите, пожалуйста, а студенты Вашей школы принимали участие в олимпиаде? Какой любимый вид спорта у каждого из вас и удалось ли посмотреть олимпийские соревнования?

Вадим Радаев:

У нас есть своя общеуниверситетская спортивная олимпиада. В этом году она прошла по восьми видам спорта – победили экономисты. Их больше всех. Как китайцев.

Лиза:

Какие стипендии есть в Вышке?

Вадим Радаев:

В Вышке много разных стипендий. Во-первых, можно получать обычную академическую стипендию. Наряду с ней можно получать повышенную академическую стипендию, если заниматься исследовательской работой. Кроме этого и наряду с этим можно получать социальную стипендию, если подтверждается проблема малообеспеченности. А кроме этого, есть действительно несколько программ, число которых ежегодно увеличивается, это стипендия «Оксфорд – Россия», появившаяся в этом году именная стипендия «Альфа- Шанс». До конца года появится еще ряд, у нас есть несколько предложений от различных компаний. Чтобы все это получать, нужно хорошо учиться и заниматься исследовательской работой.

Григорий Канторович:

Как раз на стипендию «Альфа-Шанс» сейчас принимаются заявления. Пожалуйста, найдите у нас на сайте или зайдите в управление студенческой мобильности к Елене Голубинской.

Юсупов Владислав:

Играете ли вы на бирже? Поощряете ли вы это у своих студентов?

Вадим Радаев:

Я сам не играю, не хватает знаний. А у студентов такие знания есть, у многих. И чтобы развивать эти знания, в этом году в вышке открыт учебный дилинговый центр при поддержке специалистов из Антанта Пио Глобал. Так что можно приходить и учиться играть. Для начала можно без денег, просто на учебной базе, а потом можно и за свои деньги.

Женя Калашникова:

А у экономистов есть какие-то свои поверья, приметы, которые научно необоснованы, но работают?

Ярослав Кузьминов:

В августе неизменно что-то случается. И хорошая новость: уже сентябрь.

Руслан:

Скажите, а в Вышке есть свой вычислительный центр? Есть желание поставить у себя супер-компьютер?

Ярослав Кузьминов:

Мы хорошо оснащены вычислительной техникой, у нас сейчас, по-моему, около 5 тысяч компьютеров, только принадлежащих университету. И 95% наших студентов имеют свои компьютеры. Что касается супер-компьютера, наверное, рекордные супер-компьютеры, типа тех, которые поставил у себя Томский университет, экономистам не нужны, но мощные вычислительные кластеры, позволяющие моделировать сложные макроэкономические процессы, безусловно, нужны. Как раз в рамках программ развития ВШЭ до 20 года мы предложили правительству установить несколько таких систем в научных институтах ВШЭ, а также на отделение прикладной математики.