О медиагруппе |Продукты и услуги
Онлайн конференция

Победители читательского голосования «Большой книги»

Почти полгода на сайте Национальной литературной премии «Большая книга» проходило голосование читателей за лучшего писателя «Списка финалистов». 23 ноября стали известны результаты. В гости РИА «Новости» пришли авторы, ставшие, по мнению читательской аудитории, лучшими писателями этого года: обладатель первого места Андрей Балдин, автор книги эссе «Протяжение точки», и «бронзовый» призер, писатель Мариам Петросян, автор романа «Дом, в котором…». Художники, ставшие писателями, или писатели-художники? В согласии ли находятся талант к рисованию и писательству или к чему-то больше лежит душа? Что для них работа, а что все же хобби? На все эти вопросы ответили писатель и художник Андрей БАЛДИН и писатель и художник Мариам ПЕТРОСЯН.
Вступительное слово , Андрей Балдин :
Прежде всего я хотел бы поблагодарить читателей за поддержку. Вчера на церемонии этого сделать не удалось. И я очень рад такой возможности – сказать всем спасибо. Это неожиданная, но очень приятная новость – победить в конкурсе читателей.
Вступительное слово , Мариам Петросян :
Для меня было огромной неожиданностью, очень большой радостью именно получить приз читательских симпатий, и конечно, особенно неожиданно и особенно приятно то, что люди читали с экрана, то, что сама я не могу делать, потому что считаю это подвигом. Большое спасибо всем, кто был со мной, болел за меня и отдавал мне свои голоса. Спасибо!

Ответы на вопросы
Эрик Капрельянц:

Скажите, пожалуйста, Ваша книга может помочь развить гражданское общество в России?

Мариам Петросян:

Довольно странный вопрос, честно говоря, я затрудняюсь на него ответить.

Михаил:

Здравствуйте. Вы много путешествуете? А как? Сначала возникает тема, интерес к ней, а потом отправляетесь и прозреваете?

Андрей Балдин:

Да, я много путешествую, самыми разными способами. Одна наша экспедиция происходила по воде, по суше, да и по воздуху тоже было. Бывает по-разному - иногда ведет уже готовая тема, а иногда поездка подсказывает тему или поворот темы, в этом отношении я свободен.

Владимир:

Андрей, по Вашей книге все очень понятно с пространством московского слова. А как быть с Зауральем? Как Вы видите русскую метагеографию за Уралом?

Андрей Балдин:

Это вопрос, который сейчас меня чрезвычайно интересует. К сожалению, этим летом мне не удалось поехать в Пермь с моими коллегами. В этом направлении я поеду зимой, как минимум, до Вятки. Вопрос важный, пространство слова меняется за Уралом, а как - нужно чертить и смотреть, исследовать возможно внимательнее. У Чехова был занятный эпизод, когда он отправился на Сахалин. Он взял с собой большой чемодан, имевший форму куба, этот чемодан замучил Чехова совершенно. Он дотащил его только до Томска, и в Томске поменял на большую мягкую сумку. Из этого можно сделать вывод, что пространство в России до Томска измеряется кубическими чемоданами, а после Томска - большими растяжимыми, очень удобными сумками. Вот такой подход уже можно определить в качестве эскиза. И дальше следовать за Чеховым.

Филиппов Сергей:

Проблемы людей с ограниченными возможностями сейчас очень остро стоят в нашем обществе, так как Россия совершенно не готова принимать таких людей и обеспечивать им нормальные человеческие условия. Общество не готово принимать таких людей. Как Вы считаете, поможет ли ваша книга посмотреть на детей-инвалидов с другой стороны?

Мариам Петросян:

Несомненно, поможет.

Мария:

Доброго дня участникам конференции. Современная литература очень разнообразна. Много жанров, много стилей. А что по-вашему является неким общим признаком современной литературы? Спасибо!

Андрей Балдин:

Я не согласен с тем, что современная российская литература очень разнообразна. На мой взгляд, наоборот, в ней царствуют популярные жанры, их несколько, и того разнообразия, которое мы наблюдаем на европейском рынке, у нас нет. В частности, это касается литературы о путешествиях. Я столкнулся с этим, поскольку сам пишу в этом жанре. Он у нас в общем и целом неразвит. Может быть, сейчас, когда Россия свободно путешествует и внутри себя, и за своими пределами, этот жанр получит серьезное развитие. Но пока мы на это только надеемся. И поэтому, на мой взгляд, общим признаком современной литературы является ее попсовость. Очень малое внимание к серьезным и сложным жанрам.

Мариам Петросян:

Мне о российской литературе судить сложно, но насчет общемировой - мне кажется, что действительно она очень разнообразна, настолько, что можно заблудиться в этих жанрах, стилях. Мне кажется, общий признак - это какая-то стремительность, текучесть. Есть какие-то модные течения, они очень быстро сменяются, настолько быстро, что трудно уследить за какими-то тенденциями. Мне кажется, что уже оказывает большое влияние на современную литературу, возникает какая-то ее связь с Интернетом, с сетевыми журналами, все это просачивается друг в друга и изменяет литературу, придает ей черты, которые в ней раньше не присутствовали.

Ирина Погосова:

Ожидали ли Вы свою победу? Трудно писать о детях-инвалидах? Приходилось ли Вам в процессе написания книги общаться с людьми-инвалидами? Или Вы писали ее в своем "доме"? Спасибо!

Мариам Петросян:

Победа, конечно, была неожиданной. В общем-то, не трудно писать, не труднее, чем об обычных детях. Приходилось ли - нет, не приходилось. Интересный вопрос, наверное, именно в своем доме, когда удавалось в него попасть.

Эрнест:

Здравствуйте! Вы пишете, что "Язык — любой язык — есть зеркало, отражающее жизнь; тут все просто.". То, что происходит сейчас с языком, нормальным назвать трудно. Его меняют. И это не только появление новых слов в нашем словаре. Как Вы считаете, какую жизнь отражает современный язык?

Андрей Балдин:

Вот эта формулировка, если я правильно ее понял, означает, что кто-то намеренно, видимо, ненормально меняет наш язык. Я с этим не очень согласен, я такую глобальную злую волю не усматриваю. Да, язык меняется, и меняется быстро, пока поспешно. Пока - очень поверхностно. Много заимствований, в первую очередь из английского языка. Но думаю, что это неизбежно и в каком-то смысле нормально. Для меня гораздо важнее, начнется ли эволюция языка в более глубоких слоях. Наша жизнь очень изменилась, изменилось пространство нашей жизни, и реальное, и воображаемое. Слово очень отзывчиво к таким переменам. Но пока, еще раз, это поверхностные изменения. Что такое свободный русский язык, свободно путешествующий русский язык - мы еще не знаем.

Наталья:

Вы надолго приехали в Москву? Собираетесь ли где-нибудь проводить встречи с читателями?

Мариам Петросян:

Я приехала в Москву на 10 дней, из них прошло уже четыре. Встречи с читателями - была одна встреча в кафе-магазине "Додо", там, где проходила презентация книги, после которой состоялась встреча с читателями.

Юлия:

Прежде всего,хотелось бы поздравить вас с победой! Не могли бы вы рассказать, каково это-чувствовать себя победителем?

Андрей Балдин:

Спасибо за поздравления. Рассказать, каково это - чувствовать себя победителем, довольно сложно, тем более, что известие было очень неожиданным. Примерно так: я на несколько сантиметров приподнялся над землей, и уже пять дней так плаваю.

Мариам Петросян:

Тоже благодарю за поздравления с победой. Каково чувствовать себя победителем - не знаю, потому что я пока ничего не чувствую. Я даже еще не чувствую, что в Москву приехала, все жду, когда почувствую себя поменявшей город. Я на автопилоте живу эти три дня, и надеюсь, все еще придет, настигнет.

Сергей :

Добрый день! Что для Вас труднее: рисовать или писать?

Мариам Петросян:

Труднее писать. Рисую я лет с трех, а пишу где-то, наверное, с девятнадцати. И конечно, сказывается больший опыт рисования, и несколько меньший литературный.

Андрей Балдин:

Мне тоже гораздо легче рисовать, чем писать, по той же причине. Даже был возраст примерно тот же, с трех и дальше.

Игорь:

Поздравляю Вас с "бронзой"!!! Удачи и дальнейших творческих успехов!! А есть ли люди, которым бы Вам хотелось сказать спасибо за вашу победу? Родные, друзья, может быть...

Мариам Петросян:

Спасибо за поздравления, конечно, есть люди, которым хотелось бы сказать спасибо. В первую очередь это коллектив издательства "Livebook", который взял на себя труд издания моей книги, спасибо агентам, Андрею Лупандину и Леониду Зуприлову, которые стали связующим звеном между мной и издательством, без них этой книги бы не было, она не была бы издана. И конечно, спасибо всем, кто так или иначе помогал мне все эти годы. Спасибо всем, кто не смеялся, воспринимал мое хобби положительно. Спасибо мужу, который прослушал 500 вариантов одной и той же книги и не сошел с ума. И спасибо всем, кому я давала ее читать, кто делился со мной впечатлениями, давал советы, высказывал свое мнение. И всем тем невидимым читателям, которые прочли, за это им спасибо, за то, что вообще читали. Я писала эту книгу для себя, и главным для меня было то, чтобы она понравилась мне. Может быть, еще расчет был на очень близких людей, мне казалось, это очень узкий круг. И огромным потрясением для меня стало узнать, что, оказывается, таких людей очень много, которые могли бы быть в этом кругу, просто мы не знаем друг другу. Это стало большой неожиданностью, и спасибо всем этим людям.

Светлана Евгеньевна:

Хотели бы Вы еще раз оказаться в списке финалистов "Большой книги"? Ну, может быть, не на следующий год, а когда-нибудь потом? Опыт участия в таком конкурсе . Как Вы его оцениваете?

Андрей Балдин:

Я хотел бы довести до конца какую-нибудь еще свою книгу. Потому что у меня, как проектировщика, затей очень много. Этих бумажных гор на столе, из каждой из которых могла получиться книга - много. Как-то раз мы решили посчитать, и остановились на восемнадцати. Поэтому первое мое желание - завершить одну из этих книг, а уж потом где-то с ней оказаться. Опыт участия в таком конкурсе я оцениваю как очень положительный, потому что он для меня завершился успешно. Но наверное, моя книга слишком своеобразна, как признают эксперты, чтобы пользоваться им в качестве примера. Но опыт, конечно, положительный.

Олег:

Здравствуйте! Этот вопрос, наверное, Вам уже задавали. Как вы распорядитесь премией?

Андрей Балдин:

Эта премия без денег, читательская премия денег не предполагает. Этой птичкой я пользуюсь для улучшения настроения. Я хожу с ней по квартире, ставлю в подходящие и неподходящие места и радуюсь. Я распоряжаюсь ей так.

Мариам Петросян:

Птичкой, кстати, можно очень хорошо отбиться от внезапного нападения, удобный предмет для самообороны. Но носить его с собой...

Наталья Седова:

Поздравляю Вас с победой на "Большой книге"! Как Вам кажется, зачем нужны литературные премии?

Мариам Петросян:

Литературные премии, я думаю, нужны именно отчасти читателям, сейчас такое разнообразие книг. Я знаю, в каждом жанре есть свои литературные премии. Возможно, они помогают читателям как-то ориентироваться в этом потоке литературы, который затопил прилавки. Денежные премии нужны, конечно, молодым, начинающим писателям. Возможно, это им помогает, финансово поддерживает их, конечно, в случае победы. Любителям потусоваться, наверное, нужны премии, чтобы там встречать знакомых.

Андрей Балдин:

Даже такие премиии, благодаря которым мы приобретаем предметы для самообороны, тоже нужны. Нужны, конечно.

Игорь Федорович:

Какие у Вас дальнейшие планы? Начали ли Вы следующее произведение или произведения?

Андрей Балдин:

Да, я начал собирать книгу, это книга о последнем путешествии Толстого. Из Ясной поляны в Остапово. В следующем году этому походу исполнится 100 лет. Несколько лет назад мы повторили с друзьями это путешествие. Повторили, естественно, не с таким концом. Мы проехали за Остапово, мы миновали Остапово. Материалов много, было много публикаций, в этом году я еще раз ездил на какие-то точки этого маршрута, и теперь эта книга собирается. Хотя начинается она с рисунков, набросков и путевых дорожных карт. Может быть, это выльется просто в альбом, я еще не знаю. Но такой план есть.

Роман Перов:

Что бы вам хотелось пожелать участникам "Большой книги" следующего сезона? У вас есть какой-то рецепт для победителя? Или "поступай как должен, и будет что будет"?

Андрей Балдин:

Рецепта точно нет, наверное, у каждого должен быть свой рецепт. Хотелось бы разнообразия авторских физиономий. Следующим участникам хочется пожелать успеха.

Мариам Петросян:

Пожелать участникам можно победы, а рецепт для победителя - поменьше думать о победе. Так что наверное, поступай как должно, и будь что будет - достаточно верный рецепт.

Татьяна Михайлова:

Мариам, добрый день! Вы вернетесь в мультипликацию? Расскажите, пожалуйста, про свой опыт художника. Какие мультфильмы вашего детства для Вас важнее всего?

Мариам Петросян:

В мультипликацию я не вернусь, у нас ее как таковой уже нет, там возвращаться некуда. Потом пришлось бы мне осваивать достаточно сложные программы компьютерные, сейчас все очень сильно изменилось в мультипликации, я немного не так быстро обучаюсь дизайнерским программам, как мне бы того хотелось. Так что мультипликация - вряд ли. Мой опыт художника - опыт книжного иллюстратора, скорее, графика, я никогда не была мультипликатором, а была художником-постановщиком. Какие мультфильмы - знаете, мультфильмы детства можно перечислять очень долго. Это те советские мультики, на которых мы все выросли. В детстве, наверное, самыми любимыми была серия про героев Эллады, про путешествие аргонавтов, Прометей. И еще из любимых был “Маугли”, это, наверное, самые любимые были мультики. “Ежик в тумане” - это уже в принципе ребенком я не была.

Алина:

Откуда пришли все эти идеи, герои? Как снизошло озарение - что вот, существует такой Дом и такие жители?

Мариам Петросян:

Я не знаю, откуда они пришли. Как снизошло озарение, я не помню, потому что это было давно. Как-то не помню, чтобы я сидела, и оно вдруг снизошло. Скорее, это происходило более незаметно. Они, возможно, пришли из прочитанных книг и из желания написать что-то такое, что бы мне самой хотелось прочесть.

Александра:

Что Вы читаете своим детям?

Мариам Петросян:

Младшему я читаю Маршака, Чуковского, и тексты на книгах-раскладушках. Кто-то спрятался, что-то возникло, он очень любит такие вещи. И серия была про свинку Оливию. А старшему я читала последнее - это был Драгунский, "Денискины рассказы", и Носов, тоже рассказы. Он очень любит. К сожалению, моему старшему сыну я читаю все меньше и меньше, сам он не читает, и для меня это такой больной вопрос, начнет ли вообще. Потому что он растет, книги надо читать все более сложные, и он уже на том этапе, когда нужно это делать самому. Уроки у нас отнимают слишком много времени, чтобы читать приключенческую литературу. Но я не теряю надежды. Конечно, играет большую роль, что мы живем в Армении, русский язык проходит как иностранный. Ему 9 лет, и они читают сказочки, как ворона беседует с лисицей. Это скорее интересно моему трехлетнему сыну. Задача приохотить старшего сына к чтению оказалась целиком возложенной на родителей. Боюсь, пока что у меня не получается. Но не теряю надежды, может, еще года два у меня есть.

Яна :

Понравилось ли вам участвовать в премиальной шумихе? Может, какие-то новые знакомства появились? Или это все - лишняя суматоха?

Андрей Балдин:

Разумеется, ни в суматохе, ни в шумихе участвовать не понравилось. Я не публичный человек, я художник, и поэтому, как правило, с головой сижу в бумаге, и выходить на люди - это каждый раз большое приключение. Но было полезно, и наверное, очень хорошо, что так вышло, показать свои идеи как можно большему числу людей и услышать их отзыв, очень серьезный и глубокий. Я читал рецензии, и очень этим доволен. Это не менее важно, чем премия - найти собеседника. Ради этого стоило выкарабкиваться из бумаги и терпеть всю эту суету.

Мариам Петросян:

В премиальной шумихе мне участвовать - как продолжение того, как мы в аэропорту стояли в паспортный контроль, потом попали в московское метро. А там было потише, так что, может быть, даже было приятнее, чем то, что предшествовало. Новые знакомство - появились. Конечно, не на вручении непосредственно, а скорее до и после. Очень хорошие знакомства, я надеюсь, что моя связь с этими людьми будет продолжаться.

Светлана:

Я поздравляю Вас с победой в читательском голосовании! Мы за Вас голосовали! Скажите, когда ждать Вашу следующую книгу?

Андрей Балдин:

Спасибо огромное, и еще раз буду благодарить незнакомых мне читателей, которые так меня поддержали. В следующем году, в 2010, будет книга, посвященная столетию ухода Льва Толстого. Я не привык писать к каким-то датам, но эта дата настолько важная, что я постараюсь это сделать.

Алексей:

Как Вы формируете Ваши экспедиции? Это чисто дружеские поездки или поездки-экскурсии для определенного количества желающих?

Андрей Балдин:

Ни то, ни другое. С того момента, как мои поездки стали экспедициями, это уже продуманные и серьезные действия, задолго планируемые, не спонтанные. В каких-то случаях я приглашаю своих друзей, это как раз была поездка вслед за Львом Толстым. Но наверное, это было сделано из чувства самосохранения - слишком тяжела была тема, нужны были друзья для разговора.

Ирина:

Будучи художниками, Вы пишете книги или все же вырисовываете сюжеты?

Мариам Петросян:

Я пишу книгу. Ничего не вырисовываю. Даже не иллюстрирую написанное.

Андрей Балдин:

У меня как раз, наверное, другой случай. Я вырисовываю, макетирую, составляю в пространстве свои книги, и от этого, наверное, не так легко их читать. Но книги-географические карты - это тоже, на мой взгляд, интересная штука, и если кто-то втягивается в такое чтение-смотрение, то он узнает много интересного.

Заключительное слово , Андрей Балдин :
Заключительное слово будет таким же, как вступительное. Большое спасибо за поддержку, к сожалению, не со всеми мы знакомы, но незнакомым – еще большее спасибо, потому что знакомых можно было склонить в свою пользу.
Заключительное слово , Мариам Петросян :
Спасибо всем!

Мнение участников конференции может не совпадать с позицией редакции

Спикеры

  • Мариам ПетросянПисательница и художник
  • Андрей БалдинПисатель